Кролиководство как бизнес Rabbit breeding business

Уши кролика

Уши кролика

Уши кролика

Уши кролика

Уши кролика. Эко-кролиководство в сравнении с любым иным техническим, воодушевленное, нравственно стоящее выше и гуманное кролиководство. На примере описания бережного отношения к ушам кролика, как и всему кролику в целом,  читатель сможет  понять, чем чем эко-кролиководство отличается от других.

Уши кролика опущены не полностью. Этот природный аппарат имеет мно­гофункциональное значение. Именно там, под влиянием света, фотосинтезом образуется витамин Д. Уши работают и как звукоуловители, что совсем нема­ловажно для животных, за которыми охотятся чуть ни все хищники. А еще уши имеют функцию радиатора.

уши кролика

уши кролика

Обратите внимание как на морозе они уложены на теплую шерсть спины. Поверху находятся лишь опущенные их части. А как широко и просторно расставлены они на жаре, как при этом улавливают малей­шее дуновение ветерка, чтобы охлаждать кровь, двигающуюся в наполненных, расширенных кровеносных сосудах, работающих, как соты радиатора. Остужен­ная кровь охлаждает потом и весь организм, одетый в теплонепроницаемую шубу. А как страшно смотрится на ушах производимая в ретро-, техно-кролиководстве обязательная татуировка, напоминающая именно пробитые радиаторные соты, нарушающие природный кровоток; или поднятый за уши кролик на изуверских снимках в газетах и журналах: “Смотрите, какого огромного кролика я выра­стил!” Нарушаются стенки капилляров, хрящики, рвутся связки… Несчастный кролик, безжалостный садист кроликовод, выполняющий мизансцену невеже­ственного в вопросах кролиководства фотографа. Остается сожалеть об очевид­ном: родители с этим кролиководом подобным образом явно не обращались.

– Так что же, собственного кролика нельзя и за уши потаскать? -спросит читающий эти строки. Нельзя, если желаете добра себе и кролику – нельзя категорически. Давайте порассуждаем.

В природе кролика берет только хищник. Каждое прикосновение должно вызывать у объекта всеобщих охот сильнейший стресс. От стресса крольчиха, например, может потерять способность выделять молоко. Может сделать выки­дыш… У нее может сработать механизм внутриутробного рассасывания эмбри­онов (зародышей), легко приводимый в действие любыми неудобствами, нехватками, отрицательными эмоциями.

Правда, в техно-кролиководстве кролик – настолько замученное обстоятельствами существо, что ему, пожалуй, безраз­лично, тянут ли за уши, ставят ли клеймо, отрезают ли часть уха с целью отличать от других, берут ли на руки. Там – чем ближе желанная смерть, тем лучше… А вот эко-кролика не всякого на руки возьмёшь, некоторых советуем и не пробовать: это – сильное, гордое, ловкое и жизнелюбивое существо, фонтан жизни! И не глупее кота. Умеет дорожить своей роскошной жизнью, хочет продолжать свой счастливый род. Попробуйте кота поднять за уши… Вот, примерно, то же. Доверилось нам прекрасное, доброе и чистое животное. Кормит, одевает, доставляет радость творчества, дает эстети­ческое наслаждение от общения с природою… Однако от тех, кто не понимает и не ценит доброго отношения, оно в конце концов вынужденно уходит в небытие, бывает, и целыми поколениями. Упрямые в своем невежестве хозяева, получив страховку, снова заводят такую же  ферму. И кого они осуждают за гибель поголовья? Да того же кролика: капризное, дескать, существо, зря переводящее корма и требующее чуть не ежеминутного внимания. В крайнем случае – обви­няют ветеринарных врачей: вакцина – де, плоха. И поступают, как мартышка с очками: хватит, я с ними помучался.

Мы же смотрим на мучения ретрокролиководов со стороны. Ибо эко-кролик жив и здоров всегда. И уж по крайней мере по своей воле не погибает. Прихворнув незаметно, чуть отстанет в росте. А хозяин это узнает лишь при реализации животного. Эко-кролик обладает неистребимой жаждой жизни, проч­ными иммунитетами – натуральными, природными, с материнским молоком всосанными. Болезни у эко-кроликов  могут возникать только по известной причине: где-то недоглядели, что-то не помыли, развели антисанитарию и подобное. И мы уверены неколебимо: в любой потере виновен только сам кроликовод. Даже о том, как правильно перенести крольчиху с места на место, он должен был предварительно подумать.

Природа одарила кролика твердыми, нерушимыми указаниями как посту­пать в любом случае – инстинктами. И даже перебазировать кролика с места на место надо с учетом этих указаний. Требуется, скажем, крольчихе рандеву с самцом-производителем или провокатором? Пожалуйста. Вот тебе, голубушка, положенная на бок обычная грибная корзина. Смотри, как похоже на нору. Понюхай: ты ведь страсть, как любопытна. А обнюхав, не побоишься и ступить туда, где, как подсказало чутье, нет опасности. Вот и пойдешь своей волею и с радостью в эту корзину, как только протянут к тебе руку: прикосновение тебе вовсе ни к чему – не кошка. А вошла –  подняли корзину за дужку и несут тебя, куда тебе и самой, поди, хочется. В другой раз предложим корзинку – уже сама впрыгнешь: знаешь, что это сулит. Вот как славно жить в контакте. И ты эко-кроликовода уважаешь за доброе уважение к тебе. Оба, стало быть, как говаривал Райкин, – уважаемые. Да ведь в какой-то мере и коллеги: вместе работаем на пользу мясной проблеме и меховой промышленности.

Бизнес на кроликах